uk uk en en ru ru

Специальная конфискация: как не дать государству отобрать имущество у невиновного

Специальная конфискация: как не дать государству отобрать имущество у невиновного

Дмитрий Титаренко, руководитель практики уголовного права АО GENTLS анализирует сложившуюся практику судов по применению спецконфискации.

Институт специальной конфискации в уголовных делах позволяет отбирать в пользу государства любое имущество практически у любого лица, не обязательно у преступника.

Это и есть основное отличие «специальной» от давно известной, «обыкновенной» конфискации, при которой имущества лишается только сам осужденный и только в случаях, если этот вид дополнительного наказания предусматривает статья Уголовного кодекса Украины, по которой выносится приговор.

Суд, заканчивая рассмотрение уголовного дела, может применить спецконфискацию, когда соблюдаются такие условия:

1) за преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы или штрафа свыше 51 000 грн. Либо же если преступление напрямую предусмотрено в перечне из тридцати статей, приведенном в статье 96-1 Уголовного кодекса Украины. Данный перечень весьма разнообразен и трудно поддается какой-либо систематизации; он включает самые разные злодеяния, начиная от эксплуатации детей и незаконного использования торговых марок, заканчивая нарушением законодательства о континентальном шельфе Украины.

2) прокурор сумел доказать суду, что денежные средства или иное имущество, которые конфискуются:

— либо получены в результате совершения преступления,

— либо служили его предметом, использовались для обеспечения его совершения,

— либо заработаны за счет незаконно нажитого имущества.

Эти же обстоятельства могут еще до вынесения приговора послужить для наложения судом ареста на имущество, которое может стать объектом специальной конфискации.

Вполне естественно, что во всех коррупционных и большинстве должностных преступлениях спецконфискация также возможна.

Таким образом, за счет специальной конфискации государство может обходить схемы оптимизации, при которых право собственности на активы оформляется фигурантами уголовных дел на посторонних: родственников, доверенных лиц или же на юридические лица.

К примеру, если ребенок чиновника, являясь студентом, к двадцати годам уже имеет в собственности несколько квартир, автомобилей и, допустим, салон красоты, — эти активы вполне законно могут быть подвергнуты специальной конфискации в уголовном деле против такого чиновника.

Специальная конфискация пока что применяется недостаточно часто и широко, тем не менее, прецеденты есть. Наиболее ярким примером служит приговор Краматорского городского суда Донецкой области от 28.03.2017 о применении специальной конфискации к 1,5 млрд. долларов США на счетах компаний, связанных с В. Януковичем.

Еще один пример — это арест, наложенный в декабре 2018 года Соломенским районным судом г. Киева на внушительный перечень объектов недвижимости, в уголовном деле и.о. главы Государственной налоговой службы М. Продана. В определении суда об аресте указано, что хотя недвижимость и оформлена на различных людей и предприятия, однако материалы дела подтверждают, что она фактически подконтрольна подозреваемому, и поэтому в будущем может стать объектом спецконфискации.

Итак, государство владеет впечатляюще мощным инструментом изъятия сомнительных активов. Однако стоит учесть, что в условиях нередкого появления «заказных» и «политических» уголовных дел, велик риск того, что это орудие может быть обращено против действительно добросовестных собственников. Возникает разумный вопрос о том, каким образом можно защитить имущество таковых от ошибочной специальной конфискации.

В соответствии со ст. 100 Уголовного процессуального кодекса Украины применение спецконфискации допускается только тогда, когда в суде обвинением доказано, что владелец имущества знал о его незаконном происхождении или использовании.

Учитывая эту норму и условия статьи 96-2 Уголовного кодекса Украины в ходе судебного разбирательства владельцу следует обосновать, что:

1) он не знал о незаконности происхождения или использования его активов;

2) активы приобретены из законных источников;

3) доказательства прокурора о какой-либо причастности его имущества к преступной деятельности обвиняемого — несостоятельны.

Полагаться на одну лишь презумпцию невиновности рискованно. Обвиняемый и собственник, которому может грозить спецконфискация, могут доказывать суду, что спорные активы приобретены законно.

Доказательствами в таком случае могут быть:

— банковские выписки, договоры о депозитах, (даже тех, сроки которых истекли) — могут подтвердить наличие сбережений;

— свидетели, которые могут подтвердить факты получения собственником спорного имущества дополнительных доходов (работа на дому, через Интернет, другие подработки в свободное время), денежных подарков, а также факты продолжительного накопления денег, их выигрыш в азартных играх и даже их случайную находку;

— долговые расписки могут подтвердить получение части средств в долг у знакомых;

— договоры об оказании услуг и тому подобные документы также могут указывать на получение доходов собственника, которые могла не учесть сторона обвинения.

В конечном итоге в суде при решении вопроса о специальной конфискации ключевым станет вопрос убедительности доказательств каждой из сторон уголовного процесса. При этом в ходе сбора и предоставления доказательств адвокату и клиенту необходимо помнить об ответственности за введение суда в заблуждение по статье 384 Уголовного кодекса Украины и предоставлять лишь достоверные сведения. Кроме того, до предоставления в суд документов о доходах собственника, рекомендуется учитывать возможные налоговые последствия, то есть комплексно подходить к вопросам защиты и оценке рисков.

Дмитрий Титаренко, руководитель практики уголовного права,
адвокат Адвокатского объединения GENTLS
Подготовлено специально для Платформы ЛІГА: ЗАКОН

Источник

219
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...